Верховенство права и православная церковь

борщЛюбой семинарист скажет, что православная церковь живет по своим законам. Правила, постановления, запреты, предписания и другие акты, которые принимались соборами и авторитетными церковными людьми, составляют каноническое право.

Вроде, похоже на то, как существуют государства. Формально, если государство живет по законам и соблюдает принцип верховенства права, то это правовое государство. Но проблема в том, что в православной церкви этот принцип неважен. Верховенство канонического права в православной церкви необязательно. В православном символе веры — 12 тезисах православной веры — нет упоминания каноничности церкви («Верую… во единую, святую, соборную и апостольскую церковь»). Кроме того, верховенство канонического права невозможно из-за отсутствия общепринятого кодекса канонического права и — вследствие этого — отсутвия иерархии канонов. Если представить, что высшим законом православной церкви является Евангелие, то, казалось бы, каноны не должны противоречить Евангелию. Но полистав сборники канонов, можно найти множество примеров таких противоречий.

Кроме Евангелия и апостольких посланий, каноны вступают в противоречие друг с другом, поскольку за всю историю православия сложилась традиция принимать каноны и почти никогда не отменять. Поэтому православным все еще запрещено дружить с иудеями, лечиться у врача-иудея и даже ходить в баню вместе с иудеем (11 правило Шестого вселенского собора). Если бы в православной церкви работал принцип верховенства права, то виновными против канонов оказались бы все: и архиереи, и священники, и простые верующие. Архиерей, получивший подарок за церковное назначение, — виновен; архиерей или священник, получивший сан при помощи властей, — виновен; архиерей, держащий дома собак, — виновен; священник, занимающийся мирскими делами, — виновен; дети священников, ходящие в театры, — виновны; диакон, рукоположенный ранее 25 лет, — виновен; епископ, называющий себя архиереем (верховным священником), — виновен; клирик или мирянин, посмеявшийся над калекой, — виновен; постящийся в субботу (кроме Великой субботы) — виновен; мужчина, ночующий в женском монастыре, как и женщина, ночующая в мужском, — виновны.

Недостаточно доказать вину, виновного надо еще и наказать. В православной церкви есть суды, но нет тюрем. Раньше хоть в монастырские темницы заточали, а сейчас и того нет. Нет канонических прокуроров и авдокатов, даже презумпции невиновности нет (да, если епископ или священник подпадает под следствие, то сразу же отстраняется от служения, пока будет доказана его виновность или невиновность).

Каноническое право православной церкви как кастрюля борща в большой семье: кто-то почистил картошку, кто-то сварил мясо, кто-то нарезал овощи, кто-то посолил, кто-то добавил специй, кто-то опять посолил, кто-то еще чего-то добавил. А потом за обедом в чьей-то тарелке крылышко, в чьей-то ножка, в чьей-то грудинка, а в чьей-то гузка.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: